Отмена ареста имущества по уголовному делу

Адвокаты по уголовным делам хорошо знают, что несмотря на самый объемный перечень прав, предоставленных уголовно-процессуальным законом, обвиняемый одновременно фактически является и самым бесправным участником, на которого направлены вся репрессивная сила правоохранительной машины. Законом предусмотрены многочисленные, различной силы и степени интенсивности меры воздействия на обвиняемого, полностью или частично ограничивающие его права на свободу передвижения, выбор места жительства, неприкосновенность жилища и др. Законом предусмотрены и случаи ограничения имущественных прав обвиняемых. Одной из таких мер может стать наложение ареста на имущество. Как правило, арест накладывают на дома, квартиры, автотранспорт, другие объекты, обладающие значительной стоимостью, способной обеспечить материальные претензии потерпевшего и государства, после вынесения обвинительного приговора.

Однако люди, знающие об уголовных делах лишь понаслышке, не догадываются, что право на свободное распоряжение своим собственным имуществом по уголовному делу может быть ограничено не только у обвиняемого, но и абсолютно у постороннего лица. Это возможно, если следствие или суд решат, что имущество, на которое накладываются ограничительные меры, приобретено в результате преступных действий обвиняемого, либо использовалось для финансирования преступной деятельности (ч.3 ст.115 УПК РФ).

Правила, об аресте имущества, не принадлежащего обвиняемому, максимально вольно и широко трактуются обвинением и не находят зачастую должной проверки судами, которые уполномочены рассматривать такие ходатайства следствия. Рассмотрение материала по ходатайству следствия проводится в отсутствие обвиняемых и тем более собственников имущества, которые не имеют возможности аргументированно возразить относительно правомерности инициатив следствия, а о наложенном аресте на квартиру собственник узнает постфактум, обнаружив обременение в выписке из ЕГРП на объект.

Примером может послужить дело, по которому я оказывал юридическую помощь собственнику арестованной по уголовному делу квартиры на Ленинском проспекте г. Москвы. Эта квартира была унаследована ею по завещанию. Аресту квартиры по уголовному делу предшествовал длительный гражданский процесс, в ходе которого другие наследники объекта недвижимости пытались оспорить завещание наследодателя в судебных органах. В ходе инициированного гражданского процесса истцы просили суд наложить на спорную квартиру обеспечительные меры до принятия решения судом. После почти года непрерывных судебных заседаний в иске о признании завещания недействительным было отказано, а обеспечительные меры после вступления решения суда в законную силу были сняты.

Однако сторона истца, очевидно догадываясь о бесперспективности обжалования вынесенного не в их пользу судебного решения, нашла способ подключить к решению своих имущественных вопросов правоохранительные органы. Достоверно не известно напрямую ли истец обратился в следственные органы, либо через органы прокуратуры, либо следственные органы сами отреагировали на программу в одной из популярных телевизионных передач, в которой сторона истца напрямую обличала мою доверительницу в совершении махинаций, фальсификаций и т.п., однако факт остается фактом – следственный комитет возбудил уголовное дело по любимой следователями ч.4 ст.159 УК РФ в отношении неустановленных лиц по факту совершения мошеннических действий со спорной квартирой.

Длительное время моя доверительница ничего не знала о наложении ареста на квартиру следственными органами по уголовному делу. Выяснилось это случайно, когда она запросила выписку из ЕГРП. Оказалось, что спустя почти год после возбуждения уголовного дела следователи ходатайствовало перед Пресненским судом о наложении ареста на квартиру, унаследованную моим доверителем. Постановление суда о наложении ареста на имущество было мотивировано стандартно: обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа и иных имущественных взысканий.

Собственник квартиры пытался обжаловать наложение ареста на имущество. Для этого она привлекла другого адвоката, обещавшего 100% положительный результат рассмотрения жалобы на постановление суда о наложении ареста на имущество. Надо ли говорить, что, как всегда и бывает у подобных волшебников от юриспруденции 100% гарантированный положительный результат вылился в отказ в удовлетворении его жалобы в Мосгорсуде.

Но обстоятельства дела сложились благоприятно для моего доверителя.

Пока арест на ее квартиру продолжал быть наложенным по уголовному делу, с моей помощью ей удалось отразить еще одну атаку в суде общей юрисдикции, где к ней был предъявлен новый иск о признании завещания недействительным, однако уже по другому основанию. После того как в удовлетворении иска вновь было отказано, она обратилась ко мне с просьбой оказать ей юридическую помощь с вопросом о снятии ареста с квартиры по уголовному делу.

Было установлено, что безуспешно обжалованный ранее другим адвокатом арест на квартиру был наложен сроком на несколько месяцев и этот срок уже истек. Однако спустя всего две недели после истечения срока ареста квартиры, следствие вновь вышло в суд с ходатайством о наложении ареста на имущество по тому же делу и новое ходатайство было также удовлетворено судом. Несмотря на то, что с момента уже второго по счету ареста прошли уже многие месяцы, тот факт, что новое решение суда ранее не обжаловалось в апелляционном порядке давало возможность начать действия по апелляционному обжалованию ареста. Мной был восстановлен срок обжалования и подана апелляционная жалоба на постановление суда о наложении ареста на имущество.

Основные доводы апелляционной жалобы сводились к следующему. Наложение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым либо гражданским ответчиком возможно исключительно в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, признанного вещественным доказательством и лишь при доказанности, что это имущество получено в результате преступных действий обвиняемого (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 No25-П). В материалах дела отсутствовали сведения об обвиняемых, сведения о гражданском иске, а также сведения о каких-либо имущественных взысканиях, которые предъявлены к собственнику квартиры, в связи с чем применение положений ч.1 ст.115 УПК РФ было неправомерно. Так как обвинение по делу вообще никому не предъявлено, то оснований утверждать, что квартира была приобретена собственником в результате преступных действий обвиняемого было также невозможно, а значит и ссылки на положения ч.3 ст.115 УПК РФ были также неправомерны. Кроме того, в качестве причин для ареста суд привел единственное основание, которое не было прямо предусмотрено положениями ч.1 и ч.3 ст.115 УПК РФ – «необходимость предотвращения дальнейшего отчуждения данного имущества, возможных сделок с ним».

Мосгорсуд полностью согласился с доводами апелляционной жалобы адвоката и по результатам рассмотрения постановление суда о наложении ареста на имущество было отменено, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В ходе нового процесса суд первой инстанции в полном объеме учет позицию наши доводы и отказал в удовлетворении ходатайства следователя о наложении ареста на имущество. Сведения об обеспечительных мерах были удалены из ЕГРП органами Росреестра.

Апелляционное постановление по делу об отмене ареста имущества:

Отмена ареста имущества (1)Отмена ареста имущества (2)Отмена ареста имущества (3)Отмена ареста имущества (4)

 

 

 

 

 

Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства об аресте имущества:

Отказ в аресте имущеста (1)Отказ в аресте имущеста (2)Отказ в аресте имущеста (3)

Другие статьи

Оставить комментарий

пятнадцать + 3 =