Приговор с переквалификацией взятки на мошенничество

Противодействие коррупции, которая уже названа одним из главных препятствий для развития страны, продекларирована сейчас как одно из важных направлений деятельности всех органов государственной власти и, конечно, правоохранительных органов.

Традиционно коррупционные проявления ассоциируются, прежде всего, с взяточничеством, которому посвящены ст.290, 291 и 291.1 УК РФ.

Масштаб борьбы с преступлениями, связанными с коррупцией, в последнее время существенно увеличился. Фигурантами дел о взяточничестве становятся не только давно привычные врачи и преподаватели, но и лица, занимающие государственные должности, министры, губернаторы, руководители крупных подразделений правоохранительных органов.

Почему важно отграничивать взятку от мошенничества

Одним из средств борьбы с взяточничеством стало существенное ужесточение наказание за получение взятки, которое законодатель произвел еще в 2011 году. С тех пор помимо увеличения сроков лишения свободы были введены штрафы кратные сумме взятки, которые применялись наряду с лишением свободы.

В этой связи отграничение взяток от других преступлений, хотя и сопряженными с использованием служебных полномочий при их совершении, но не связанными с коррупцией, таких как хищений, и, например, мошенничеств, стало иметь принципиальное значение в практической деятельности, в том числе и адвоката по уголовным делам. Дополнительную ценность критериям отграничения взятки от мошенничества придавали и многочисленные факты «завышения» обвинения, когда действия должностных лиц без достаточных оснований, а иногда и просто по надуманным поводам квалифицировались по коррупционным статьям, тогда как в действительности налицо было совершение мошенничества.

Фабула дела с переквалификацией взятки на мошенничество

Примером, спорной квалификации действий должностного лица, привлекаемого органами следствия за взятку в особо крупном размере, стало дело, рассмотренное одним из судов г. Москвы.

Началось это дело задержанием сотрудника налоговой службы, который, по версии следствия, в ходе выездной налоговой проверки предъявил требование генеральному директору фирмы о передаче ему 8 миллионов рублей. Взамен налоговик обещал избавить фирму от крупного доначисления налогов, а также от серьёзных штрафов за нарушение налогового законодательства. Переговоры инспектора и руководителя коммерческой организации шли длительное время и закончились тем, что стороны сошлись на сумме в 2 миллиона рублей, которая предназначалась инспектору, за то, что в акте налогового органа, составляемом по результатам выездной налоговой проверки, не будет выявлено нарушений налогового законодательства. Согласовав сумму, инспектор и генеральный директор договорились, что деньги будут перечислены на расчетный счет указанного налоговым инспектором юридического лица. В подтверждение перевода денег на счет подконтрольной инспектору фирмы, требовалось предоставить платежное поручение на требуемую сумму.

Как впоследствии оказалось, все переговоры с инспектором директор фиксировал с помощью аудиозаписи, которую он предоставил сотрудникам оперативных служб. Те, в свою очередь, провели мероприятие «Оперативный эксперимент», в ходе которого с помощью средств аудио- и видеофиксации запечатлели передачу инспектору платежного поручения о переводе предназначавшихся ему денег.

Основания и доводы защиты для переквалификации взятки на мошенничество

Вступив в уголовное дело с первого дня расследования, я обратил внимание следователя на то, что на момент, когда между обвиняемым и генеральным директором фирмы велись переговоры по поводу передачи денежных средств, в деятельности проверяемой компании не были выявлены налоговые нарушения. Более того, обвиняемый фактически не осуществлял проверочные действия, так как был в тот момент откомандирован в другой город с целью проверки другого юридического лица. Непосредственно проверочные действия в отношении возглавляемого директором юридического лица, проводила группа других инспекторов, никто их которых ничего не знал о действиях своего коллеги. Акт налоговой проверки должен был быть составлен и подписан несколькими инспекторами, а вынесенное на его основе решение утверждалось руководителем налогового органа. Ни на кого из них обвиняемый не имел никаких рычагов воздействия. Таким образом, защитой указывалось, что, несмотря на наличие определенных полномочий, связанных с исполнением служебных обязанностей, обвиняемый не мог в данных конкретных условиях осуществить обещанные генеральному директору действия, за которые инспектор требовал незаконное вознаграждение. В этой связи инспектор лишь использовал факт проведения выездной налоговой проверки, для обмана проверяемого им субъекта относительно возможности совершения действий в интересах лица, предоставившего денежные средства, в целях  последующего хищения этих средств без намерений, а главное возможности совершения этих действий.

Указанные доводы, не нашли понимания и поддержки на предварительном следствии и действия подзащитного были квалифицированы по ч.1 ст.30, ч.6 ст.290 УК РФ, то есть приготовление к взятке в особо крупном размере.

Окончательная переквалификация действий подсудимого со взятки в особо крупном размере на мошенничество

В ходе судебного рассмотрения дела доводы и аргументы защиты, ранее заявлявшиеся на предварительном следствии, повторно были исследованы в судебном заседании с изучением всех конкретных обстоятельств совершенного преступления и материалов дела, в том числе должностных инструкций, регламентов проведения выездных налоговых проверок и других доказательств.

В результате участники процесса и суд признали, что в действиях сотрудника налоговой службы отсутствуют признаки приготовления к взятке в особо крупном размере, а налицо покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ).

Необходимо сказать, что квалификация действий подсудимого, именно как покушение на преступление, осуществленная судом в приговоре, также, на мой взгляд, не лишена изъяна. Такой вывод можно сделать исходя из того, что на предварительном следствии подсудимый обвинялся в приготовлении к преступлению, а не в покушении на него. Приготовление к преступлению считается менее опасной стадией преступления, по сравнению с покушением на преступление, в связи с чем в силу ч.2 ст.66 УК РФ должно влечь и менее суровое наказание. В связи с тем, учитывая, что на предварительном следствии действия обвиняемого оценивались именно как приготовление, а не покушение на преступление, действия суда, установившего неоконченное преступление подсудимого, как покушение, означали выход за пределы обвинения и ухудшение положения подсудимого, что, безусловно, нарушило его право на защиту.

Вместе с тем, назначенное наказание в виде 2-х лет лишения свободы полностью устроило осужденного, в связи с чем приговор не был обжалован защитой в апелляционном порядке. Государственное обвинение также не подавало апелляционного представления по делу.

По результатам налоговой проверки юридическому лицу, генеральный директор которого был заявителем по уголовному делу, были доначислены неуплаченные налоги на сумму около 8 млн. рублей, а также оно было привлечено к налоговой ответственности в виде штрафа в размере около 2 млн. рублей. К моменту рассмотрения дела в суде данное юридическое лицо прекратило свою деятельность.

Приговор суда с переквалификацией взятки на мошенничество (извлечения):

приговор взятка 1приговор взятка 2приговор взятка 3приговор взятка 4приговор взятка 5приговор взятка 6

Другие статьи

Оставить комментарий

8 + 6 =