Еще один способ прекратить уголовное дело

Ни для кого не секрет, что количество оправдательных приговоров в России составляет ничтожные доли процента от общего количества осужденных лиц. В это число не входит количество прекращенных уголовных дел в отношении конкретных лиц на стадии предварительного расследования, когда должностное лицо в ходе расследования констатирует отсутствие состава преступления в действиях обвиняемого, либо приводит другие предусмотренные законодательством основания, влекущие прекращение уголовного дела и, соответственно, не применение к ранее привлеченному к уголовной ответственности лицу мер уголовного наказания. В связи с существующим обвинительным уклоном у дознавателей и следователей, «палочными» критериями оценки их работы, процент прекращённых уголовных дел на стадии дознания и следствия, хотя и остается незначительным, но все же больше чем процент оправдательных приговоров. Поэтому в ходе расследования имеют особое значение умение защиты использовать все имеющиеся в законе основания и инструменты для того чтобы изменить желание следствия во что бы то ни стало направить уголовное дело в суд с последующим почти гарантированным применением к подсудимому мер уголовной репрессии.

Как показывает практика часто тактика подачи защитой жалоб в органы прокуратуры или непосредственному руководству дознавателя или следователя малоэффективна. К рассмотрению жалоб защиты прокуроры и руководители следственных органов относятся формально, полноценного, а иногда и просто изучения уголовных дел на предмет достаточности доказательств, наличия всех признаков состава преступления, не организуют, а подчас по стилю изложения ответа прокурора на жалобу и его содержанию становится понятно, что ответ этот готовил ни кто иной, как сам следователь.

Поэтому одним из самых эффективных методов законно помешать привлечению подзащитного к уголовной ответственности остается возвращение судом уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ.

Возвращение уголовного дела прокурору по ходатайству защиты всегда является констатацией факта допущенных на стадии предварительного следствия нарушений, а иногда в постановлении суда содержатся и прямые либо косвенные намеки на то, что следователь, привлекая лицо в качестве обвиняемого, не привел необходимых и достаточных данных, указывающих на наличие в действиях подсудимого состава того или иного преступления. Поэтому возвращение судом уголовного дела прокурору во многих случаях становится поводом обвинению задуматься над обоснованностью решения о направлении уголовного дела в суд.

 И даже если в обоснованности выводов следствия о наличии состава преступления и доказанности вины сомнений нет, то возвращение уголовного дела прокурору всегда времязатратный процесс, растягивающийся на месяцы, а это, в свою очередь, может помочь прекратить уголовное дело по срокам давности, что, без сомнений, может оцениваться как положительный результат работы защиты по уголовному делу.

Примером служит уголовное дело, по которому в апреле 2020 года ко мне за юридической помощью обратилась З.-К.Н.Р. – собственница квартиры в Черемушках. Полицейскими было установлено, что в принадлежащей ей квартире помимо собственницы и ее матери оказалось зарегистрированными еще 18 человек. Спустя месяц после регистрации последних двух проживающих, на З.-К.Н.Р. возбудили уголовное дело по 13 эпизодам статьи 322² УК РФ – фиктивная регистрацией гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства.

На момент обращения сотрудники полиции уже провели осмотр в квартире З.-К.Н.Р., установили и допросили двух из 18 лиц, зарегистрированных в квартире, и намеревались в течение месяца направить уголовное дело мировому судье, для рассмотрения по существу и назначению ей наказания. Самой подозреваемой предлагалось признать вину и от имени суда обещалось назначение минимального штрафа в размере 10-20 тыс. рублей. Чем была обусловлена обещанная снисходительность суда к подозреваемой, дознаватели не уточняли, ведь санкция статьи предусматривает штрафы в размере от 100 000 руб. до 300 000  рублей за каждое преступление, не говоря уж о том, помимо штрафа там есть и лишение свободы на срок до 3 лет.

З.-К.Н.Р. были разъяснены все аспекты привлечения к уголовной ответственности по ст.322² УК РФ, после чего она решила воспользоваться моей юридической помощью.

В ходе последующего визита к дознавателю подозреваемая отказалась признавать вину и давать какие-либо показания. На двух проведенных очных ставках с установленными лицами, зарегистрированными в квартире, эти лица, отвечая на вопросы защиты, предоставили новые неизвестные или скорее замалчиваемые дознанием сведения об обстоятельствах заключения договоров на проживание в квартире подозреваемой и непосредственно проживании там. Эти показания существенно «подмывали» позиции обвинения и сделали необходимым как минимум допрашивать всех остальных зарегистрированных в квартире лиц, что вообще не входило в планы дознания. Позиция защиты, изложенная в последующих ходатайствах, заставила нескольких дознавателей в течение 5 месяцев осуществлять безуспешные действия по проверке версии защиты. К этому моменту по 7 из 13 составов преступлений вышли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, но защита по тактическим соображениям не спешила соглашаться на прекращение уголовных дел по этому основанию. После многочисленных консультаций в районной прокуратуре, которая настаивала на направлении уголовного дела в суд, дело дважды направлялось в прокуратуру для утверждения обвинительного акта. При этом прокуратура, которая дважды по ходатайству защиты возвращала дело для производства дополнительного дознания в связи с нарушением права подозреваемой на защиту  и другими нарушениями. Впоследствии за две недели до истечения предельного срока дознания дело было вновь направлено в прокуратуру, обвинительный акт был утвержден и вместе с делом направлен мировому судье для рассмотрения по существу.

В ходе ознакомления с материалами дела, которое к этому моменту разрослось до нескольких томов, защитой были выявлены многочисленные недоработки, пробелы и противоречия  в установленных дознанием обстоятельствах, ошибки и неточности в обвинительном акте, в связи с чем было заявлено ходатайство о возвращении дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. Уже в декабре 2020 года, то есть спустя 9 месяцев с момента возбуждения уголовного дела, на предварительном слушании дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Естественно это решение суда не устроило прокуратуру, которая обжаловало его в районный суд. Несмотря на то, что вышеуказанное решение мирового судьи было отменено районным судом, но случилось это уже в мае 2021 года, то есть спустя более чем год с момента возбуждения уголовного дела. При этом суд апелляционной инстанции не опроверг доводы защиты, заявленные мировому судье, а лишь констатировал, что указанные защитой нарушения и недоработки могут быть устранены в ходе рассмотрения дела судом. Однако, насколько я могу судить, после апелляции для всех стало очевидно, что если теоретически в суд и можно было вызвать и допросить 16 свидетелей, которых 6 месяцев безуспешно пыталось обнаружить и допросить дознание, то практически это было маловероятным и вряд ли осуществимым. Другие же недостатки, на которые я указывал в ходатайствах, имели сущностный характер, и их наличие в деле было обусловлено невозможностью их устранения ни в ходе дознания, ни в суде. Если бы эти недостатки были бы устранены в суде, то, возможно, суду пришлось бы выносить оправдательный приговор, либо принимать иные решения, влекущие право на реабилитацию подсудимой.

После возвращения дела в суд первой инстанции – другому мировому судье, на предварительном слушании уже в июле 2021 года защитой было вновь заявлено ходатайство о возвращении дела прокурору, которое вновь было удовлетворено судом. На обжалование постановления суда в апелляции ушло еще два месяца, и на это раз решение о возвращении дела было оставлено в силе.

На этот момент, хотя у дознавателя оставалось два дня до истечения предельного шестимесячного срока дознания, однако с учетом многочисленных возвратов и передач уголовного дела от одного органа в другой, с момента возбуждения уголовного дела прошло уже более полутора лет, а с момента совершения подозреваемой последнего инкриминированного ей преступления еще больше. При этом сроки давности истекли по 11 из 13 эпизодов вмененных подзащитной.

Организационные мероприятия по передаче дела из суда апелляционной инстанции в суд первой инстанции, прокурору, в дознание, а затем в орган предварительного следствия заняли еще несколько месяцев.

В итоге в апреле 2022 года мы с подзащитной были вызваны к следователю, который предложил прекратить уголовное дело в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, на что моя подзащитная согласилась.

Таким образом, благодаря активной и качественной защите в ходе дознания, а также грамотно выстроенной работе при ознакомлении с материалами уголовного дела, выявлению оснований для возвращения уголовного дела обратно на стадию предварительного расследования, дело дважды было возращено для производства дополнительного дознания, а затем дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в порядке ст.237 УПК РФ. В результате истек двухлетний срок с момента совершения 13 преступлений небольшой тяжести, что вынудило следствие прекратить уголовное дело и освободить от наказания подзащитную.

Судебные решения о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ (извлечения):

постановление по 237-1постановление по 237-2постановление по 237-3237-1237-2237-3

Другие статьи

Оставить комментарий

13 − 11 =