Подсудимые оправданы в совершении бандитизма (ч.1 и ч.2 ст.209 УК РФ)

К адвокату Мещерякову Н.М. обратилась супруга Л.Г.Г., обвиняемого в совершении трех эпизодов краж совершенных с незаконным проникновением в помещение (п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ), одного эпизода грабежа, совершенного с применением насилия не опасного для жизни и здоровья (п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ), пяти эпизодов разбойных нападений, совершенных с применением оружия в крупном размере (п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ). Все эти преступления по мнению органов следствия были совершены в составе организованной группы. Кроме того, самым тяжких из обвинений  Л.Г.Г. было обвинение в создании устойчивой вооруженной группы (банды) и руководстве ею (ч. 1 ст. 209 УК РФ).

Помимо Л.Г.Г. в совершении вышеназванных преступлений также обвинялись Л.А.Г., З.В.П., А.Ю.Н., А.Е.В., А.Е.Г., М.А.А. В момент обращения к адвокату следствие по делу было окончено, все семь обвиняемых ознакомились с материалами уголовного дела.

После вступления адвоката в дело и ознакомления с его материалами, было установлено, что обвиняемым инкриминировалось совершение ряда хищений из офисов промышленных предприятий и организаций в сфере услуг и торговли на территории трех субъектов РФ. Деяния совершались всегда группой лиц, в масках, с использованием средств связи (раций), для вскрытия сейфов применялось промышленное оборудование и  инструменты (пилы-«болгарки», дрели и т.д.). В случае наличия на предприятии сотрудников охраны, к ним применялось физическое насилие либо они нейтрализовывались (связывались) под угрозой применения имевшегося у нападавших пистолета. В общей сложности наиболее активными членами группы (включая подзащитного Л.Г.Г.), было совершено девять эпизодов краж, грабежей и разбоев, в деле фигурировало 26 потерпевших от их действий. Все обвиняемые, будучи задержанными с поличным в ходе спецоперации сотрудниками органов внутренних дел  при осуществлении очередного разбоя, на протяжении всего следствия давали признательные показания по всем эпизодам деяний, оспаривая при этом лишь факты применения насилия к потерпевшим во время предпринятых нападений, наличие оружия у участников группы и факты его применения в ходе нападений (хотя оружие было изъято в ходе расследования дела – прим. авт.), а также не признавая сам факт существования устойчивой вооруженной группы (банды), так как все обвиняемые считали, что совершали преступления в составе простой группы лиц, предварительно сговорившихся межу собой.

Изучив и проанализировав материалы дела, было принято решение о выборе формы рассмотрения дела в суде присяжных.

В результате длительных консультаций с защитниками была выработана консолидированная линия защиты, основными задачами которой были определены: оправдание обвиняемых  по статье 209 УК РФ, и исключение из квалификации признаков вооруженности и организованности.

В процессе судебного рассмотрения дела, длившегося более 7 месяцев, стороной защиты непрерывно и последовательно обращалось внимание присяжных на многочисленные противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей относительно характера, степени и обстоятельств применения насилия в ходе грабежей и разбойных нападений, отсутствие доказательств согласованности действий между участниками нападений и предварительного планирования преступлений, противоречивых свидетельских показаниях относительно вооруженности группы, отсутствии ярко выраженного руководителя.

В противовес доводам государственного обвинения, основывавших свои выводы на показаниях обвиняемых полученных в ходе предварительного следствия, защитой, в целях обоснования отсутствия признаков устойчивости группы, заострялось внимание присяжных на фактических данных объективно свидетельствующих об недоказанности  сплоченности ее членов (некоторые участники видели друг друга 1-2 раза), «неорганизованности» и спонтанности совершения преступлений, отсутствии постоянного стабильного состава группы и длительных личных связей ее участников (лишь два подсудимых братья Л.Г.Г. и Л.А.Г. принимали участие во всех инкриминируемых деяниях, а большинство участников “банды” общались эпизодически ), отсутствии распределения ролей в ходе нападений, непостоянство и длительные периоды бездеятельности так называемой банды. При этом особый акцент делался на явном несоответствие описанного очевидцами оружия, якобы применявшегося  в процессе нападений, с продемонстрированным стороной обвинения оружием, изъятым у подсудимых.

В заключительной части судебного следствия стороной защиты коллегии присяжных были представлен ряд убедительных объективных доказательств того, что показания Л.Г.Г. на предварительном следствии об обстоятельствах приобретения и использования оружия применявшегося впоследствии при осуществлении нападений, являются ни чем иным как самооговором.

В результате коллегия присяжных заседателей фактически полностью согласилась с позицией подсудимых по уголовному делу, признав доказанным совершение всех эпизодов хищений, исключив при этом из обстоятельств, признанных доказанными, указание на применение опасного для жизни насилия и применение оружия, а также обстоятельства свидетельствующие об организованности, сплоченности и устойчивости группы. По эпизоду создания банды и руководства ею Л.Г.Г. был признан невиновным. Шесть других подсудимых также были признаны невиновными в участии в банде. Один их подсудимых – А.Е.Г., обвинявшийся помимо участия в банде еще и в совершении единственного эпизода разбойного нападения, также был признан присяжными невиновным в его совершении. Все без исключения подсудимые были признаны заслуживающими снисхождения по всем деяниям. Приговором Верховного Суда Республики Мордовия от 04.04.2011 года постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Л.Г.Г., Л.А.Г., З.В.П., А.Ю.Н., А.Е.В., А.Е.Г., М.А.А.  по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 209 УК РФ были оправданы на основании пункта 4 части 2 статьи 304 УПК РФ, по обвинению в совершении целого ряда разбойных нападений (п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ) действия Л.Г.Г. и других лиц были переквалифицированы судом на п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, по эпизоду совершения грабежа в составе  организованной группы (п. «а» ч.3 ст.161 УК РФ) действия также были переквалифицированы на п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ; по трем эпизодам краж совершенных организованной группой (п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ) действия подсудимых были квалифицированы по  п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Стороной обвинения было подано кассационное представление на приговор с указанием на якобы допущенные стороной защиты многочисленные нарушения уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего производство в суде с участием присяжных заседателей, что по мнению обвинения должно было влечь отмену приговора с возвращением уголовного дела на новое судебное рассмотрение. Доводы кассационного представления были признаны несостоятельными и не подлежащими удовлетворению. При этом одному из подсудимых было незначительно снижено наказание.

Другие статьи

2 Комментарии

  • Добавлено 30.10.2018

    Сергей С.

    А какой срок дали всем “оправданным”? А то небось схлопотали все по 20 лет строгача. Зато по банде оправдали. В своей статье на этом же сайте про то нужно ли выбирать суд присяжных или нет автор говорит, что в случае вынесения обвинительного приговора срок дают больше чем обычно. А вот тут что-то умалчивает про срок. Мне вот это, например, интересно.

    • Добавлено 31.10.2018

      Н. Мещеряков

      Сергей, если Вам это так интересно, то скажу: средний срок по данному приговору суда составил 5 лет 7 месяцев на каждого подсудимого. Естественно кому-то дали больше, а кому-то меньше. Главное сейчас все фигуранты уже дома. Мой подзащитный после освобождения (равно как и во время отбытия наказания))) звонил и поблагодарил еще раз за такой исход дела. А вот Ваш комментарий почему-то пронизан какой-то предвзятостью и недоверием. Почему так, Сергей?)

Оставить комментарий

пятнадцать + 4 =